Население Пригорода... меняется

   идти по Пригороду:   

лента событий

Разговоры, в печатной форме, с Жителями, Соседями Пригорода и иными интересными личностями =), опубликованные статьи в местной прессе, плюс мысли о музыке и музыкальной культуре города.

— Не боярское это дело за майонезом ходить!..
произнёс Егорка Енот (Fорма Zhизни)

вернуться в разговоры: c собой » c Жителями » c печатными изданиями »

[ разговоры c Жителями ]
беседы с Жителями Пригорода, представленные в печатной форме


«О творчестве, о жизни, о...»
беседа c Нча состоялась 3 мая 2009 года
на уютной кухне, когда за окном шёл легкий весенний дождь

разговаривал Серж чай.ка

— Творческий путь, он же когда-то начался?!

— Да!

— С чего он начался? Или Солнце в глаз посветило... и стало ясно: я всё-таки могу!

— Вот. Посветило... 87-й год. Город Баку. Мне было 13 лет. Услышал тогда Наутилус Помпилиус. Семь песен. "Гороховые зерна", "Скованные одной цепью"... Мы тогда слушали, и это было круто! Нас завернуло всех. 87-й год — это когда всё стало открываться юному глазу: первые видео-салоны, Брюс Ли. Вообще появление Брюса Ли немного связано с рок-музыкой. БГ выходил выступать на сцену в черном кимоно. Цой...

Потом мы уехали из Баку... И уже здесь, в селе Казьминское, появилась книга "Блюз из подвала" ставропольского издательства, даже тысяч пять экземпляров вышло. Там, самое главное — были тексты, т.е. я группы знал уже по текстам. А сама музыка пришла позднее, Башлачева впервые вообще услышали только в 96-м году. Нравились тексты. Именно тексты многих известных авторов с миру по нитке были собраны в книге. Тот же Юрий Наумов. Умка. Она тогда была под запретом, настолько, что было просто написано "Умка, печатается инкогнито", помню песни "Автостопная молитва" и "Бег в каменном мешке"...

Потом в армии научился примитивно играть на гитаре, ставить Am, Dm. С подачи некоторых сослуживцев, узнал о существовании Крематория. И именно с этого времени начал сочинять песни и исполнять их под гитару, до этого же просто писал стихи, хотя к стихам они никакого отношения не имели. Некоторые вещи, как-то всплывают... они проходят через всю мою жизнь, появляясь, то в одной, то в другой песне, фразой ли или словосочетанием. Есть такие, в которых мне нравится ключевая фраза, а все остальное наносное, можно урезать и выбросить. Иными словами, база, кой-какая была, от коей стали отпочковываться песни — отсюда всё шло, подпитывало, подпитывало, подпитывало. Так и продолжаю, идти к своей самой лучшей, завершающей песни. Может, я ее уже и написал, но мне кажется, что еще нет, поэтому пишу и пишу. А самое хорошо то, что я никогда не пойму, не узнаю, написал её или нет.

— Самое главное, почему вообще стал писать песни?

— Мне не нравилось, как сочиняют другие. По этой теме здорово начал "ругаться" с Крематорием и думать, что надо свои песни писать вообще. После армии (это был 93 год) записал даже первую кассету в домашних условиях — это был крутой рок, одноклеточная музыка, с психоделическими стихами — мои измышления, доармейские, изложенные на бумаге.

— Ходил с длинными волосами...?

— Неет. Вся эта атрибутика, меня, слава Богу, не коснулась. И это абсолютно не возрастное. Что мне выделяться, если сам по себе знаю, что я вот такой. Вообще всегда был в стороне от этого, хоть и общался тесно с "такими" ребятами из Казьминских рокеров. Просто не хотел быть привязанным к определенным "обстоятельствам", было просто не нужно. Оно сильно мешает творчеству. Ты чувствуешь себя зависимым от "этих" людей и начинаешь писать на потребу. Так был период времени, когда я писал чисто для одного "такого" человека — друга Саши Питько. Чтобы ЕМУ понравилось. Это плохо, это уничтожает суть меня. У нас с ним происходили самые различные разговоры, на некоторые вопросы я просто не мог сразу дать ответ. Всю суть разговора процеживал через себя и трансформировал в песни, которые потом преподносил ему. Писать надо для себя, человек должен найти себя. Я пытаюсь найти себя в этом, не для кого-то, а для себя, прежде всего… — интересно брать слово, разделять его на части, получая несколько слов, у каждого из которых есть свой смысл...

— Да, и в песнях это заметно.

— Но, как правило, этого никто не чувствует. Многие пословицы, поговорки или выражения, афоризмы, большинство людей ими не пользуются в жизни. Для примера, выражение "Железный век", мне пришлось некоторым друзьям объяснять его смысл, хотя это достаточно известная фраза. Железный век — век зла. А воспринимается в основном легкая информация. Может потому и не люблю петь на людях.

Или "Побеждаю чувство мести видением твоих немытых ног" — на одном из последних "квартирников" строка прошла впустую. А для меня в этой фразе очень многое сказано. На примитивном уровне раскрывает отношение со многими людьми: зачем париться, что человек тебя обидел &mdash в нём свои недостатки. Мне не надо с ним бороться, сражаться, он уже побеждён сам собой.

Я всё время намекаю на возраст. Почему? Представляю, приходит молодежь, они живут какой-то определенной жизнью, у них свои идеи, свои фантазии, свой мир. Чуть повзрослев, их мир изменяется. И всё время он меняется, меняется, меняется. Через десять лет он совсем не такой как в 16, в 26 всё по-другому выглядит. А мне уже 35, через лет ещё несколько я стану другим, и для меня опять что-то измениться, может и Нча уже не будет, кто знает…

— С другой стороны, ничего плохого в этом нет. Если бы в молодые годы услышать "старших", которые от лица "своего мира" бы предали бы смысла, нарисовали бы вектор, направление, куда можно двигаться, в какую сторону думать. Это было бы полезно. По крайней мере, будет "брошено" зерно, которое может быть прорастёт при определенных условиях.

— Есть один подобный пример, евангельский, — росток, может и погибнуть. "Получив" вектор, у него голова, вполне возможно, что и закружится... Человеку не надо ничего давать. Я сколько давал Башлачева послушать на блюдечке с голубой каёмочкой — никто не слушал.

— Каждый должен сам прийти к этому, наверное?

— Каждый должен прийти к тому, к чему он должен прийти. Тот, кто ищет, тот придёт к свету… из тьмы…

— С другой стороны, может человек к этому придёт не сейчас, а потом когда-нибудь... но дать информацию, возможность... почему бы и нет?

— Я к Башлачеву шёл шесть лет. Шесть лет мечтал услышать Башлачева. Понимаешь? Желание было. Читал шесть лет тексты и мечтал, когда же я все это услышу. Когда услышал — я всё... нашёл то, что искал. Время не имеет значение, важно стремление…

— ...Эта музыка, которую нельзя часто слушать, нельзя пускать фоном её надо садиться и слушать. И осознание приходит не сразу.

— Мы в Казьминке специально садились слушать Башлачева, именно собирались слушать Башлачева... Специально слушали Дркина… Как-то Джалилов (гр. Одинокий лётчик) привёз один из последних концертов Дркина, а там песня новая... название... эх... название... — ехал в автобусе и придумал: давая имя чему-то, этим ты ограничиваешь явление, я сейчас даже названия песен не пишу, пишу песня один, песня два... песня четыре — ладно, так вот сижу перед компьютером и эта песня начинается "...в досках шальные гвозди..." Бах! Меня просто расплющило, такая песня. Бум — звон в ушах — бум! Бум! До сих пор ее слушаю, и во мне дрожь начинается. Так вот, к чему это веду. Мне главное поймать состояние человека, который исполняет эту песню, тогда я понимаю, о чём она. Второй вопрос. Мне уже не важно тема песни, главное как она сделана в целом (и технически и для слушателя). Тема — ограничение пишущего человека, она вставляет его в определённые рамки, мне ближе свобода слов, но не словоблудие…

— Ты пишешь о своей жизни или о чем-то "рядом", фантазируешь...

— Естественно о своей. Эскапизмом не страдаю. Человек бежит от себя. Куда бы он не бежал, он все равно приходит к себе. Поэтому смысл бежать от себя, смысл фантазировать? Пишу о себе! Это единственная книга, с которой можно согласиться или не согласиться. Ты всегда будешь прав, в любом случае. Это не то, чтобы заблаговременная защита от критиков... Критика на этой почве слепа и глуха. Ты пишешь о себе, это твоя жизнь. Она, конечно, не интересна многим людям, но она, прежде всего, должна быть интересна тебе самому. Если тебе не интересна твоя жизнь, то нахрен ты пишешь вообще?! Да пошёл ты со своими текстами. Смысл тебя читать, если ты себе самому не интересен? Если пытаешься показать свой внутренний мир, так покажи, а зачем его приукрашивать гирляндами и шариками: сверху шоколадка, а внутри понос?

— Для тебя важнее говорить о чем-то позитивном, светлых сторонах себя или о тёмных?

— Как можно себя разорвать? Просто пытаешься сделать стоп-кадр и себя определить с разных сторон. Попытка оценить себя в данном пространстве, в данном времени. А что еще надо?! Объективно взглянуть на себя, это большое дело, это, порой превыше моих сил. И говорить нужно обо всём. Ведь творчество не те костыли, на которых ты идёшь подаяние просить на каких-то концертах. Дайте, я вот такой музыкант крутой, насыпьте мне монет, я буду жить и дам вам еще больше песен. Да мне такие костыли не нужны. Всё для внутреннего пользования.

— Вопрос костылей, понимаю, касается темы о попсе на форуме Пригорода.net?

— Чтобы сказать, что такое попса, надо понимать, что такое попса. Если человек 50 лет в искусстве и называть попсой ту же Аллу Пугачеву я не могу, у меня язык не поворачивается. Потому что это не попса.

Рок — то же самое что и попса. Вообще, все неформальное движение я бы запретил. Потому что люди поступают беспринципно, не эстетично, грубо, пошло по отношению к некоторым ценностям, извращая все в угоду своего младенческого роста — от соски сразу к бутылке. Весь этот юношеский максимализм губительно влияет на судьбу любого явления. Ведь осознание явления приходит не за один день, не за один вечер. До явления нужно дорасти, опять же духовно, иметь за плечами опыт чего-то. Маркеса "Сто лет одиночества" можно всю жизнь читать и не насытится, так и с любой книгой, любой песней можно так до конца и не раскрыть их суть. Одного Маркеса, конечно мало… Не понимаю, зачем называться кем-то, и обзываться с кем-то, опять же, разберись в себе с начала, покрась свой забор, зачем лезть к другим с конфликтом, контактом "попса — рок". Это от пустого.

У меня есть цикл песен, в которых присутствует понятие "молчания". Было подобное состояние. Строчки из песни "...я выйду на группу, ты не будешь платить ни за свет, ни за воду, ни за газ. Мы решим все проблемы, тем, что будем хранить молчание". Вот сейчас мы говорим, а я не хочу говорить, потому что сам запутываюсь... пытаюсь дать определения, тем самым всё, ограничивая, для меня всё плывёт…

— Может быть это связано с ограниченностью во времени? Когда пишешь песни, никакой ограниченности нет.

— Да, с песнями иначе. Песню можно и лет десять писать и всю жизнь, можно и постоянно возвращаться к уже написанным, исправляя в них ошибки... — ...песни самые крутые, когда в них живут глаголы. Что мне нравится у Башлачева — это его глаголы, у Лёни Федорова (то бишь Озерского). Они заставляют песню двигаться, жить. Существительные и прилагательные дают форму, а с глаголами форма оживает, наполняет пространство движением, а ведь известно, движение — жизнь...

Если говорить о творчестве, я всегда пытался найти что-то новое, это видно по песням. Сейчас идёт один поток, до этого был другой. Тоскливые песни пишу в мажоре, все веселые в миноре. Когда сочиняю, пытаюсь определить состояние, в котором пишу. Было состояние "Эссе Нча", появился ряд песен, которые втиснулись в это ощущение. Сейчас идёт период песен "Всетленная". Пока у меня еще лежит несколько музык из этой эпохи, они закончатся и все, состояние станет новым. По-любому будет период застоя. Есть песни, которые живут для меня, есть, которые не созрели еще... да, вообще, и играть их не к спеху. Для меня важно писать и записывать песни. Вот была "Пионерия" — написать какое-нибудь послание в 21 век, запаять его в бетон и классно! Мои дети не будут этим заниматься, они даже и не знают, что их папа играет на гитаре. Зачем детям, то, что у меня? Это чисто моё.

— Время покажет...

— Вот мы ушли в другую сторону. Я не убегаю, я просто ушёл в сторону.

— Отлично, что мы пошли в эту сторону. Такая ситуация: "пишу, записываю и не кому играть". Играть не хочется? Кому-то спеть эти песни...

— Я не вижу особого значения в этом. К этому тоже надо прийти, созреть для этого. Я раз в жизни играл для одного художника, человек порядком старше меня — он просто понимал. У нас был такой разговор, несколько часов мы сидели, я играл песни, и они попадали в тему беседы. Такой грамотный и серьезно начитанный человек, "доступный" философ, находил понятные и хорошие примеры, образы. Его надо было просто сидеть и слушать, слушаешь и таешь. Тогда мне было просто хорошо.

— Значит, играть можно, но там где поймут?

— ...да. И со мной можно спорить, ругаться по теме... но до этого её нужно понять. Вообще, чтобы что-то делать, нужно откуда-то черпать, ловить, брать. Нельзя из пустого что-то творить, нужен багаж знаний, опыт... книги те же, условия. Чем хуже условия, тем лучше пишется.

— С другой стороны ничего не делая, ничего не ища, ничего не найдешь, ничего не увидишь... не найдёшь тех, кто сможет развить твою творческую единицу.

— В Казьминке таким человеком для нас был Витя Джалилов. Он в нас вкачал столько информации! Мы жили, как послание в бутылке, которую бросили в море "...Спасите, нас захватили пираты". Вот, пришел Джалилов и всех спас.

— Вот! Обмен информацией необходим. И на концертах, может будет человек, который это искал или хочет сейчас найти...

— Я ничего не могу сказать, потому что я не знаю. Тут столько "но". Я просто вижу, что меня не понимают и замыкаюсь. Я не говорю, что я умный, сверхумный, пишу такие тексты... Играю и ради Бога. Для чего я играю? Захотел бы изменить свой образ жизни, занявшись музыкой, изменил бы. Но не вижу в этом интереса… — …самое главное в группе — эстетика. Нет эстетики — нет группы. У Аквариума эстетика пропала после "Русского альбома" 92-го года, после чего я БГ не слушаю. Стал человек петь про ноутбуки... мне это неинтересно. Пропала мифология Аквариума, дыхание Аквариума, пропала эстетика. Наши рокеры пытаются говорить о том, что они меняются, не стоят на месте. А на самом деле они не меняются, да и не понятно, что там вообще меняется, так до сих пор и не понял. Возьмём Утёсова. Человек сам для себя критическая составляющая. Утёсов он до конца своих дней Утёсов, он уже взял такую высоту, ниже которой он не падал. Александр Вертинский, Высоцкий, Булат Окуджава — все песни — ПЕСНИ. Послушал наш рок: ДДТ и других... уже не моё. Мне больше нравятся какие-то молодые группы, у которых все только начинается, хотя некоторых уже и нет. Того же Дркина, не известно чем бы все и закончилось, но то, что он успел сделать — это полноценно. И успел он многое. Лёня Федоров - настолько разноплановый стал, он вне пределов любого определения. У него есть всё, все, что мне нужно, от него просто черпаю лопатой. Он страшно раздвигает границы, в таких музыкальных формах, хоть все настолько просто и в музыке и в текстах.

Когда я начинал всё это дело с музыкой, для меня было три кита русского рока — Майк, Башлачёв и Гребенщиков. Всё остальное списано с них, срисовано с них, взято из них, черпается из них. Они составляющие любой группы, кто бы что ни говорил — это три кита, три направления. Всё взято оттуда, просто кто-то признается в этом, а кто-то нет.

— Мало кто любит, когда его с кем-то сравнивают...

— Почему не любят? Это период творчества. Все через это проходят, плохо, когда не могут преодолеть влияние. Я боюсь, впасть в искушение и написать песню под кого-то, ну хотя бы под "Аукцыон" потому что, на меня очень сильно Фёдоров влияет… А ещё мне не нравится, когда наши рокеры называют себя поэтами...

— Для тебя, поэт - это кто?

— Это тот, кто пишет стихи.

— Просто стихи или должно быть еще нечто большее?

— В этом плане у меня есть понятие определенное. Мне не интересны просто поэты, мне интересны поэты-новаторы. Пушкин чем интересен? До Пушкина писали в определенном размере, манере... Пришёл Пушкин, и пошла другая волна, т.е. он первоисточник. Потом появился, скажем, Маяковский. Он новатор. Он интересен тем, что он нашел сочные выражения, новые построение стихотворной рифмы, новый язык. Не важно, что он пишет, важно, как он это делает. Облизываешься от сочности его зарисовок, от мясистости выражений, всё объемно — круто. Марина Цветаева — тоже в своём роде новатор. Анна Ахматова, Борис Пастернак, Иосиф Бродский — в своём ключе великолепные поэты. Вертинский писал простые вещи, но он не поэт — певец, но его песни можно читать как стихи. В этом плане он немного более поэт, чем наши рокеры. Высоцкий — поэт. Наши рокеры — не поэты, они пишут тексты и с этим надо смириться и согласиться. Текст не живет отдельно от музыки, музыка, в данном случае — передатчик энергии.

— По твоему мнению, так кому сложнее донести свое творчество поэтам или музыкантам?

— Это опять же эстетика. У нас пик поэзии пришёлся на 20-е годы, а затем в 60-е, когда поэты выступали на эстрадах, когда их специально приходили слушать люди. Сейчас слушают музыкантов. У поэзии форма интимности, ты единственный читаешь ее и читаешь ее по-своему. А вообще, не вижу разницы, многое зависит от человека, который получает информацию. Я, например, не могу воспринимать информацию на слух, а чаще воспринимаю визуально, мне легче прочитать. Я даже музыку телом слушаю, вибрации ловлю, а на слух не особо… Т.е. все абсолютно индивидуально.

— У тебя трое детей, не может не всплыть тема поэзии для детей и на чём они воспитываются?

— У меня есть песня, про своего сына старшего.

— То есть ты придерживаешься концепции, что сам можешь детей обеспечить "детской литературой"?

— Я не несу им творчество, пытаюсь им эстетику привить. Сейчас еще рано, они слишком малы, чтобы серьёзно. Вообще у нас все идёт из детства, то, что закладывается в детстве, всплывает позже на уровне подсознания. Егор, (старший, ему 8 лет) торчит от видеоклипов "ДДТ" (тайно), да ещё "Алиса" вот нравится. Жене, (средний сын, ему 3 года) нравятся Арефьевой видеоклипы. Им нужен видео-ряд, естественно они не понимают о чем это, про что... но всё сохраняется в памяти. Вообще природа человека она музыкальной формы, всё звуки... движения человека, шуршания его тела, речь — всё музыка и все великие композиторы всю эту музыку пересыпали на ноты. И воспринимается она не только ушами, но и телом, кожными покровами, все эти вибрации, тонкие колебания струны...

Но мы не выберем лучше ребенка, он сам выбирает, что ему слушать...

— А из чего?

— Мы даём возможность... ставим какую-нибудь песенку, они станцуют — она им нравится, она у них остается. От группы Дети Пикассо Женя иногда замирает, когда слышит, т.е. времени проходит много с момента последнего прослушивания, а в памяти все равно звуки, ритмы остались. Свои песни пытаюсь проверить на Вите, (младший, ему уже год), так он засыпает, когда я на гитаре играю. И весь сыгранный недавно концерт, исполнил сначала перед Витей. Если он засыпает — песня хорошая.

— Дети — мерило хорошего и плохого?

— Да. Если не нравится, ребенок врать не будет. Они натуры более тонкие, чем мы, они еще не испорчены цивилизацией. И иногда мне кажется, что лучше никакого воспитания, чем какое-то воспитание. Человек сам выльется в то, во что он выльется. Это софизм, нельзя ничего сказать точного про воспитание, нет никаких рецептов. Всё равно, что океан, который обжимает медузу, чтоб она не лопнула.

— Дело не в рецепте, дело в твоей позиции. Ты даёшь что нравиться тебе, а он выбирает то, что нравится ему?

— Ну, например, для старшего отобрал книжки почитать. А у него в голове "Человек паук" и это я никак не могу прошибить, никак. Давай, почитаем "Волшебник изумрудного города". Прочитал, на этом и закончилось его знакомство с прозой нормальной. Я же не могу запретить журналы! У них сейчас своё, у нас в детстве было свое. Дети взрослеют быстрее чем мы, то, что ему 8 лет, он старше меня в мои восемь лет. И я это прекрасно осознаю. Дело в количестве информации. У нас такой информации не было. Вот и, получается, важно постараться изначально заложить духовность, эстетику, чтобы ребёнок мог правильно фильтровать, отбирать информацию.

Детей XIX века начала XX учили высокой культуре, учили понимать музыку. Наше поколение, мы самовоспитывались. При "совке" говорили о великом, что, например, Бетховена надо слушать по партийной линии — неряшливо, нелепо и смешно. Всё должно идти изнутри.

— Хорошо. Но давай вернемся к твоему творчеству. Поговорим о твоей группе.

— Группы никогда не было.

— И даже в Казьминке, когда вы выступали с Пашей (доктор, гр. Тень)?

— Мы не в группе играли, каждый играл сам по себе. Создали небольшой тандем для концертных выступлений. У Паши не было тогда группы, у меня тоже не могло быть никогда группы, потому что имел слишком завышенные оценки для людей, которые должны были со мной играть, а таких людей просто в свое время не появилось. И, слава Богу, в принципе, потому что тогда бы пришлось работать не им на меня, а мне на них. Потому что, если создается группа, она должна иметь какую-то отдачу, духовную, материальную. Если я хочу серьезно заниматься музыкой, тогда мне нужны серьезные профессиональные музыканты, вплоть до того, чтобы играть по нотам. Группа будет воплощать мои идеи, но люди должны понимать, что они делают и зачем они это делают. А если они профессиональные музыканты, то они за это должны получать деньги. Фёдоров-то играет не с какашкой, какой-то, у него достаточно профессиональные музыканты... тот же Волков. Или вот, он поехал в Америку, записал там альбом "Девушки поют". Играли самые крутые авангардные музыканты Америки, он же не нашел пьяного чувака, который за бутылку водки ему мог бы забабахать. Еще выход такой, найти единомышленника, человека с баяном или человека, который еле-еле играет на барабане, но это не интересно, ведь человеку надо пройти определенный период становления, а это может затянуться на долгие годы, естественно он может играть и за бутылку водки, исходя из каких-то альтруистических побуждений. Но это будет не то, это не будет качество. Не будет конечной точки в песне. Постоянно будет нечто новое, новое, и оно будет, завихрятся, будет иметь такую бесконечность, что... не дождешься просто. Но я могу и ошибаться…

— Тогда, получается перечеркивается все то, о чем ты говорил ранее, что писать и играть для себя?

— Да. Т.е. надо будет закрываться, действительно заниматься музыкой, ездить по концертам, искать продюсеров, которые будут продвигать тебя. Так и должно быть, так ты будешь готовый, качественный продукт. Энергию сочинительства придётся расходовать на какие-то концерты. Просто я такой человек, мне интересней сочинять.

— Для себя ты выбрал все-таки путь "одиночества"?

— Как Юрий Наумов, который тоже мечтал создать группу... была, якобы, группа "Проходной двор", но всех сгубили наркотики, в итоге он научился супер-классно играть на гитаре, замещая бас, лидер- и ритм-гитару. И ему этого достаточно. Он нашел своё воплощение. Это оптимально. Например, одному необходимо, чтобы с ним играл на сцене коллектив из десяти человек, а другому, когда играет сам. Но, честно сказать, мне одного человека мало. Потому что все песни писались с прицелом, что будет еще кто-то.

— А какого инструмента сейчас не хватает?

— Любой акустический инструмент, духовые, струнные... вообще идея была — струнный квартет плюс гитара — идеальное состояние. Вот эта камерность и в тоже время разноплановость, т.е. можно сыграть абсолютно всё... и весело и грустно.

— Спасибо тебе за столь интересную и открытую беседу.

— Приходи еще. А напоследок скажу: "Блажен тот день, Когда я смог бежать От КАРМЫ…"



» "О творчестве, о жизни, о..."
беседа с Нча [ 3 мая, 2009 ] . cерж чай.ка

• окраина •

Любая дополнительная информация, отчёты, фотографии, записи, пожелания, комментарии, мнения,
поправки, замечания в высшей степени приветствуются. Пишите нам по адресу: pochta@prigoroda.net
Низкий поклон, тем кто внёс свой вклад в развитие Пригорода и участвует в его жизни.



на данный момент объявления о концертах отсутствуют


Аудио CD

Солнце Лауры
"В самом центре мира"

год: 2010
город: Москва
тип: альбом
издано: Выргород

все Новинки »


  © 2003-2011 серж чай.ка — идея, дизайн, создание, развитие. Вся информация принадлежит её авторам.

виртуальный рок-клуб "Пригород"

     при использовании материалов сайта — ссылайтесь на prigoroda.net

• веб-сервер — дар Студии «Вьюжи»    

Невинномысск